Авторизация

Счётчик тИЦ и PR

новая книга "Три пьесы"

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Предисловие к новой  книге Н. Ф. Головановой   "Три пьесы"  написал шеф -редактор Литературной газеты Максим Замшев

Сны, раздумья и сказки Нины Головановой

Нина Голованова выпускает книгу пьес. Само по себе событие это незаурядное. И не потому что автор уже известный пробует себя в новом жанре, а потому что в наше время книги с пьесами в принципе редкость. Существует устойчивая точка зрения, что пьесы лучше смотреть на сцене, нежели читать. Это верно лишь отчасти. Во-первых, теперь добраться до сцены пьесе автора, исповедующего традиционные ценности, довольно трудно, а во-вторых, драматургия всё же жанр литературы, а значит, она должна быть в первую очередь читабельной… Нина Голованова возвращает читателей и потенциальных зрителей к традиции стихотворной пьесы, пьесы, где традиции сильны, но почвы для фантазии предостаточно. Жанр стихотворной драматургии единодушно признан самым трудным, и далеко не всем, даже маститым авторам, удаётся в нём достичь очевидных художественных высот. Посмотрим, как Нина Голованова обходит все жанровые «рифы и мели» в двух представленных в сборнике пьесах «Чёрная страсть» и «Снегурочка», а также в инсценировке собственной поэмы «Сны в летний день».

Пьеса «Чёрная страсть» отсылает читателя в средневековую Чехию, в начало XIV века. Что заставило автора пойти на это? За автора, конечно, додумывать дело не благодарное. Но рискну предположить, что именно эпоха рыцарских ценностей вкупе с прихотливым сочетанием-соперничеством религиозных и мирских смыслов привлекла создателя «Чёрной страсти», позволила создать антураж, лучше всего подходящий для проведения главной мысли, главной метафоры… Первое достоинство пьесы – это то, что стихотворная ткань не заполнила собой сюжетное пространство, не зашила его наглухо, а наоборот помогло ему выкристаллизоваться в единую хорошо прочитываемую линию. От действия к действию, от картины к картине читатель получает полное представление о том, как развиваются, сталкиваются, драматически взаимодействуют судьбы героев пьесы: короля Яна, его жены королевы Элишки, его сына Вацлава-Карла, его жены Бланки. Сюжет многослоен, в нём и любовь, и терзание от подчинённости порядку вещей, и попытки этот порядок преодолеть, и тоска по любви, тоска на грани греха. Вообще, противодействие греховного и благонамеренного – одна и главных композиционных пружин произведения. Отсюда и название, и показанные перипетии в жизни Карла и Бианки, где грех испытывал их весьма очевидно и ощутимо. Помимо фрагментов карты европейских монархий Головановой удаётся выстроить топографию чувств героев. Это удаётся ей во многом потому, что все персонажи зримы, характеры и все их поступки правильно мотивированы… Стихотворный размер гармонично меняется в зависимости от того, какие эмоции автор вкладывает в слова героев. Бережно выписаны и второстепенные персонажи, в них, как говорят актёры, есть что играть… А это для драматического произведения – одно их главных условий. Тонко и непритязательно, но в то же время художественно убедительно Голованова вводит в свою пьесу финальную мораль, возводя историю своих героев в иллюстрацию того, что определяет историю, и вообще существование и развитие человеческого рода.

Ничто над чёрной страстью, к сожалению, не властно,

Поэтому, увы, и человечество всегда несчастно.

Пьеса Головановой «Снегурочка» безукоризненно выстроена стилистически. Автору удалось поймать тон русской стихотворной сказки, познать загадку её мелодического движения, придать стиху одновременно и частушечный, и песенный характер. Вероятно, Голованова хорошо изучила сказочный русский фольклор, впитала его идеологию, его тонкости и блистательно воплотила в небольшой изящной драматической сказке… Опять-таки с большой деликатностью и без антагонистичности передана диалогичность русского сказового сознания: с одной стороны, языческая обрядовость, с другой – несомненный православный обиход, существование в череде праздников. Сюжет и здесь прочен, великолепно вплетён в короткие чередующиеся реплики, создающие русский карнавальный тон. Все смысловые линии приходят к звонкому концу:

Подружка

(Снегурочке)

Ну, Снегурочка, давай

Ты за нами успевай,

Разбежишься, что есть мочи,

А потом уж вверх подскочишь.

Злой огонь почти погас,

Прыгнем без тревоги.

Он уже не схватит нас

За подол и ноги.

Снегурочка

Хорошо, я вслед за Вами

Очень быстрыми шажками

По дорожке разбегусь

И сильнее оттолкнусь.

(Девочки прыгают и за ними Снегурочка. Они оборачиваются.)

Первая подружка

Где же милая Снегурка?

Вторая подружка

Только легонькой фигуркой

В небо облачко летит,

Третья подружка

И костёр чуть- чуть шипит.

Ах, растаяла она

От горящего огня.

Сценарий балета «Сны в летний день» по мотивам одноимённой поэмы автора венчает книгу. Что сказать об этом тексте? Конечно, первична здесь поэма. Но то, какая пластическая трактовка собственных поэтических инвектив предлагается читателю, безусловно, заслуживает внимания.

Мне нравится, как подробно выписаны автором декорации, драматические обстоятельства, какой элегантный выбран тон. Это, конечно, не в полном смысле пьеса, эта некий драматический экзерсис с неизбежной шекспировской центонностью. Стихотворные фрагменты органично переплетаются с описаниями того, что происходит на сцене. Впечатление от чтения этой инсценировки остаётся светлое и культурологически позитивное.

Читателю предстоит получить удовольствие от этой книги и поразмыслить над тем, так ли единственны пути развития отечественной драматургии, какими их видят наши продвинутые театры.

Максим Замшев

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить